Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

hands

London days

Вернулись наконец в Лондон; что ж, местами и тут тоже очень даже неплохо! Например, вот эта соседская роза встречает нас каждый день во время прогулок с собаченькой:
945C1CFD-8AE0-43C6-9001-69B5DC8E5457.jpeg

А это — тихий ранний закат в местом парке:
Collapse )
hands

Oh, to be in England now that April's there...

105A20F8-EA60-4D28-B19B-1A214F3AF734.jpeg

Oh, to be in England
Now that April's there,
And whoever wakes in England
Sees, some morning, unaware,
That the lowest boughs and the brushwood sheaf
Round the elm-tree bole are in tiny leaf,
While the chaffinch sings on the orchard bough
In England - now!

And after April, when May follows,
And the whitethroat builds, and all the swallows!
Hark, where my blossomed pear-tree in the hedge
Leans to the field and scatters on the clover
Blossoms and dewdrops - at the bent spray's edge -
That's the wise thrush; he sings each song twice over,
Lest you should think he never could recapture
The first fine careless rapture!
And though the fields look rough with hoary dew,
All will be gay when noontide wakes anew
The buttercups, the little children's dower
- Far brighter than this gaudy melon-flower!

'Home Thoughts From Abroad' by Robert Browning

Collapse )

Именно сборник стихотворений Роберта Браунинга (с печатью плимутской высшей школы для девочек!) был первой книгой, которую я купила по приезду в Лондон одиннадцать лет назад - летом 2010 года. В старинном маленьком магазинчике на Мэрилибон хай стрит, торгующим подержанными книгами. Из маленькой московской домашней библиотеки вместе со мной она перекочевала сначала в Петербург, а потом и обратно - в Лондон.
F8335077-C0DA-4029-A780-56D6EDC5C578.jpeg
hands

Novembers medley

Ноябрь в Лондоне - это когда идешь по соседней улице, а там вдруг - такое (совершенно будничное и обыденное, конечно - но!):
_IMG_0774

Небольшая затравка перед грядущим фотоотчетом - монопородка очаровательнейших минибулей от Southern Miniature Bull Terrier Club в Рединге:
Collapse )
hands

clips and coffee

В долгожданный (наконец-то!) выходной можно с чистой совестью выгулять подзабытые клипсы. Хорошо так выгулять, неторопливо, с удовольствием. Ну, и потестить очередную пленочную камеру заодно (результат, как обычно, застрял в проявке)
_IMG_4609

А это Doctor Espresso bar no3 (Fulham) - отличное место, где можно отдохнуть от пленочных съемок и полистать книжку за чашкой кофе. Ну, или на гитаре сыграть...
Collapse )
hands

ash violet

Никогда такого не было, и вот опять(с) - после вынужденного перерыва в два с половиной месяца, когда совсем было решила отращивать волосы, подвернулось очередное шоу, и вот оно - фиолетово-сиреневое на пепельно-сером)
_IMG_1157

А вот так небрежно-растрепанно это выглядело в начале - на семинаре в Tony&Guy Academy:
Collapse )
hands

St. Petersburg

В Петербурге снег (на днях выпало еще больше), мороз (впрочем, уже почти совсем стих) и скованная льдом вода (в центре под мостами и при закате - совсем красиво):
_IMG_9225

Collapse )

В такие дни особенно приятно вспомнить вот это теплое и уютное, времен рождественско-новогодних каникул, тем более что фотографий этой красоты у меня в телефоне - несколько десятков (волевым усилием отобрала всего четыре!):


Collapse )
Audrey bw dream

Dominick

Мой друг Доминик настоящий неуловимый Джо – с осени прошлого года я мечтала сделать его портрет, но фотографироваться Доминик не любит. И вот наконец на прошлом поэтическом вечере удалось подкараулить его в холле с камерой наперевес и быстро щелкнуть пару кадров – ужасный свет (тусклая электрическая лампочка аккурат над головой), проходное место, но – я успела запечатлеть чистые эмоции во время дружеской беседы.
Итак, лорд Доминик Мереворт:
smallDominic02BWcopy

Collapse )
hands

by дни

Не первый раз уже, возвращаясь поздним вечером домой из своей взрослой лондонской настоящей жизни, наблюдаю с теплотой и умилением свою взрослую лондонскую прошлую жизнь – студенческую, недавнюю, волшебно беззаботную и бесшабашную. Мне под тридцать, моим чудесным друзьям из разных стран и континентов 18-20, они молодые, веселые, азартные, наша сумасшедшая жизнь крутится и вертится нон-стоп в лекториях Университета и интерактивных библиотеках, в хипстерских кафе и центральных парках, в самых отвязных ночных клубах на Пикадилли, на ночных набережных и улицах Сохо. И вот теперь мне слегка за тридцать, и я чинно прохожу на непривычных пока еще каблуках по пути из вечерней оперы ли, благотворительного концерта, званого ужина с моими замечательными новыми друзьями от 40 до 80 – мимо этой юной, шумной веселящейся толпы у входа в очередной клуб; улыбаюсь, смотрю на них с нежностью и без малейшей тени сожаления или ностальгии по прошлому – потому что чудесно и здорово, что все это было, но как же, как же мне комфортно и правильно здесь и сейчас – в настоящем.
***
Где-то в середине очередного моего будничного рассказа – о том, что денег на выходные осталось ровно на один проезд, а потому приходится выбирать между классическим концертом в соборе, вечером-выставкой знакомых художников и скульпторов и званым ужином Королевской семьи Бирмы – Галка говорит, что все это напоминает ей какой-то безумный литературный сюжет. Она вспоминает о зеленом платье Скарлетт О'Хара, сшитом из бархатных портьер, а мне приходят на ум "Завтрак у Тиффани" и блеск и нищета не скажу кого. Так, наверное, и выглядит со стороны самая настоящая богемная жизнь. И, надо признаться, жить внутри книги невероятно интересно, хоть и несколько нестабильно – никогда не знаешь, что тебя ожидает на следующей странице.
hands

passage

Эксцентричная румынская писательница дарит мне свою новую книгу, подписав ее "Чудесной Лане с любовью", заслуженный композитор, заговорчески улыбаясь, вручает приглашения на воскресный ланч, два званых ужина и четыре концерта, почтенный лорд вежливо протягивает мне свой мобильный: "Дорогая, не могли бы вы выключить звук, чтобы он не донимал меня сегодня вечером – я, к сожалению, забыл свои очки", а сербская принцесса восторженно восклицает "Ах, Сибирь! Это же очень далеко! Там же, должно быть, чудовищно холодно!" – и я веско подтверждаю, выдержав небольшую паузу: "Очень, – и добавляю доверительно, – Как-то раз в одну зиму на моей памяти мороз дошел до минус шестидесяти градусов." – "О Боже мой, минус шестьдесят!" – восклицают румынская писательница, композитор, лорд и принцесса. Я улыбаюсь скромно и почтительно.
Примерно так, вкратце, прошла значительная половина прошлой недели.