Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

hands

working week/s

Можно выдохнуть - наконец-то первый долгожданный выходной с прошлого понедельника... завтра опять пойду(с)

Начиналось все, кстати, просто замечательно - формальным ужином и последующей вечеринкой в Королевской военной академии в Сандхерсте на позапрошлых выходных - в честь отъезда Пола на полуторагодовую службу в Иорданию:

8682568B-91E6-4D5F-9865-986621478706

Collapse )
Audrey bw dream

***

Дни, как и всегда, впрочем, пролетели стремительно. Собираю чемодан под новый альбом Хью Лори, размышляя, что вчерашний тонкий и пронзительный спектакль по пьесе Шейлы Делани - это, конечно, замечательно, но в последнюю ночь перед отьездом от него остается особенно горькое послевкусие.
Прошлогодний декабрьский священник с календаря почему-то смотрит осуждающе, шоколадные трюфели, подаренные Галке на день рождения, постепенно заканчиваются, а Хью Лори поет про After you've gone.
В прошлом году - мы подсчитали вчера и сами себе не поверили - мы виделись целых четыре раза. Два в Израиле и еще два - что особенно греет - в Таллине. Так что - не грусти, и - до следующей встречи!

Audrey bw dream

London again

Ну вот, пройдет всего несколько часов, и говорить "Поезжай в Англию, девочка, там ты встретишь принца Уильяма и выйдешь за него" (с) "Love actually" будет уже поздно. Впрочем, мне, к примеру, с недавних пор гораздо больше нравится принц Гарри...

И в тему Великобритании вообще и ее столицы в частности – хочу поделиться парой ссылок.
Прекрасный, живой, удивительный Лондон изнутри в фотографиях alhimovich и lakom219, где каждый кадр – настоящая жизнь и дыхание города.

И – фоторепортаж из январского Лондона в журнале hobopeeba – звенящий рассветно-морозный Лондон, зимний, совсем мне незнакомый и от того по-новому чудесный; сейчас-то там солнце, зелень, цветы и буйство красок, что можно наблюдать в почти каждодневных репортажах с улиц города у 7popugaeff.
Audrey bw dream

Встреча с Полем Элюаром и Галой. Из мемуаров Анастасии Цветаевой.

Моя гимназическая подруга Галя Дьяконова в 1914-1915 годах, двадцати лет, уехала к своему жениху Paul Eluard(Eugene Grindel) через минированное море; как ей это удалось устроить - не знаю. Редко помню что-нибудь деловое. Но этот факт - был. Познакомились они еще в 1912-1913 годах в санатории за границей, куда Галю отец отправил лечиться, у нее начинался туберкулез. Она много рассказывала мне об Элюаре в последующие годы в Москве.

Галя встретила меня у одного из парижских отдаленных вокзалов. Мы не видались около двенадцати лет, но узнали друг-друга сразу. Ушла из ее лица девическая стройная тонкость. Вместо кос была незнакомая мне пушистость подвитых волос, ширивших ее узкое лицо. Но голос! Но глаза! Те же - узкие, чуть китайские, карие, с длиннейшими ресницами. Этим глазам Поль Элюар посвятил одну из своих молодых книг "Sex yeux" - страницы были полны набросков Галиных глаз. Эту книгу я теперь, приехав к Гале, держала в руках.
Перекидывая страницы, смеясь и задумываясь, я слушала Галин рассказ о их - весьма необычайном - браке. О том, как несколько лет назад ее муж уехал - один - на остров Таити, и она жила в Париже одна. Затем она поехала к нему. Теперь они уже давно снова вместе. Отношения сложные. Не всегда легко. Но расстаться не удалось: вросли друг в друга. Он - необыкновенный человек.

У них дочь Сесиль. Ей двенадцать лет. Сейчас она гостит у бабушки, его матери.
Я рассматриваю альбом, фотографии, где Сесиль во всех видах - дома, в саду, со всеми своими живыми и игрушечными друзьями - зверями. По блеску карточек разбросаны темные кудри Сесиль, ее пышные банты, ее плюшевый гигантский медведь, и чем дальше я листаю, тем она худее и выше, тем таинственнее становится лицо девочки, в котором таятся и Галя и Элюар, смесь двух наций. У нее круглое - худеет - личико, темные глаза.
Скоро приедет домой Поль Элюар.
Элюар - коммунист.

- Он очень много работает, - говорит Галя, - я много бываю одна или с Сесиль.И знаешь, я устаю: у меня в саду столько роз - я тебе нарву букет, увидишь какие! С ними очень много возни. Все сама поливаю.
Я слушаю, смотрю вокруг - их комнаты похожи на музей: Элюар - страстный коллекционер редкостей. Остались в памяти деревянные и каменные скульптуры: идолы, божки, статуэтка Будды да прозрачная, как хрусталь, лошадка, но о ней впереди. Я вживаюсь в эту незнакомую, через Галю уже близкую, жизнь, которую я, так случайно встретив, правом двадцатилетней дружбы, завтра, может быть, навсегда покину, стараюсь понять новую, когда-то знакомую Галину жизнь. Элюар - мне через Галю уже родной: я о нем столько и так давно слышала, и он не может обмануть моих ожиданий.

И вот он входит. Ниже ростом и не те волосы - светлей, но чем-то очень сходный с Маяковским. Пронзительный взгляд - ума и печали.
Улыбка. Рукопожатие. И с первых минут - разговор, как с родным. Точно годы друг-друга знали!
Я позабыла - не удается прежняя беглость - французский язык; иногда споткнусь, потеряю - ловлю слово, но проходит час, другой, третий, слова летят назад, как птицы в гнездо, мне делается все свободней, все веселей и родней. Галя, верно, радуется, глядя на нас - своей, сдержанной, тонкой и гордой радостью - она у нее сейчас двоякая.
В дружественном темном, глубинном взгляде Элюара - внимательность и ума и сердца. Он слушает мой рассказ о Марине, о Горьком. Заинтересованный и ею и им, он ловит мои слова о них, как ловил обитателей своей коллекции редкостей, которой он населил дом.

- Ваша страна в самом деле удивительна, - сказал он мне среди нашего - без малого сутки длившегося - разговора, - я никогда не мог с ф р а н ц у з с к и м и женщинами говорить серьезно, свободно, с полным знанием, что понят. Так я говорю - из женщин - всего во второй раз в жизни. В первый раз это было с моей женой, Галей, во второй раз - с вами. И обе вы - русские!
Он показал мне свою коллекцию. Я похвалила светившуюся, хрусталящуюся лошадку. Он протянул ее мне. Напрасно я, смутясь, отнекивалась, говорила ему, что это - обычай восточный, не западный, что я себе не прощу, что похвалила неосторожно... Он настоял.
Галя нарвала восхитительный букет разноцветных роз, благоухающих, горевших каплями влаги. "Мы тебя отвезем на вокзал на нашей т е л е г е".

Анастасия Цветаева, "Воспоминания".