Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

hands

ash violet

Никогда такого не было, и вот опять(с) - после вынужденного перерыва в два с половиной месяца, когда совсем было решила отращивать волосы, подвернулось очередное шоу, и вот оно - фиолетово-сиреневое на пепельно-сером)
_IMG_1157

А вот так небрежно-растрепанно это выглядело в начале - на семинаре в Tony&Guy Academy:
Collapse )
Audrey bw tea

happiness

Встретила где-то на просторах сети опрос – "чего вам не хватает для полного счастья" – с вариантами здоровья, денег, любви, времени, путешествий, детей, ума, терпения, цели в жизни и прочими перечислениями, завершающимися вариантом "всего хватает, я счастлив/а". Подумала – когда-то у меня в жизни присутствовало абсолютно все, что мне, казалось бы, нужно для счастья, за исключением цели в жизни (вспомнила – и собаки!). А счастья не было. Теперь есть цель в жизни, сложная и многоуровневая, выстраивающаяся небольшими сегментами и постепенно по ним исполняемая – и такое это настоящее счастье, что все остальное, конечно, имеет значение (и даже немалое), но – с этой целью совершенно несравнимое.
А как бы вы ответили на подобный опрос?
Audrey bw dream

how was it

Забираю и развешиваю фотографии буквально в последнюю минуту, все как всегда – нервы, хлопоты и суета; видимо, чтобы приободрить совершенно измотанную меня, ребята в лаборатории поют дифирамбы моим отпечаткам – лучшие из всего курса, что нам присылали. Хмуро киваю – ну да, конечно, мои айфоновские снимки, по сравнению со всеми этими замечательными фотографиями монстров вроде Mark III… А потом Стюарт подходит в самый разгар подготовки: так это твои?! Ребята в лабе были просто в восторге – сказали, обязательно посмотри айфоновскую серию девушки из России.
Ну надо же, так это была не просто стандартная британская дань вежливости…
***
Три преподавателя и несколько сокурсников помогают выбрать нужный порядок расположения; мы играем в шашки моими девятью квадратными отпечатками, переставляем их то так, то эдак… Я думаю, что так будет лучше, – говорит Квентин; Роб соглашается с ним и тут же послушно кивают сокурсники – выбор двух уважаемых преподавателей имеет вес. А мне кажется, что так будет лучше… – переставляю все по-своему. Квентин хмурится, Роб качает головой, я стою на своем – Квентин приводит одного за другим еще троих сокурсников, пытаясь меня переубедить. Бесполезно, – мягко и с улыбкой отвечает ему наш замечательный Дэвид, – если уж ей что-то взбрело в голову… Квентин, вздохнув, соглашается, Роб по прежнему качает головой, но уже с улыбкой.
***
Последние полчаса перед открытием; Иоана, с вечерним макияжем, в красивом платье в пику обычным джинсам, приобнимает меня и тут же тащит за руку в свой уголок – пойдем, моя дорогая, я тебе кое-что покажу… – и, волнуясь немного, подводит меня к своему огромному коллажу, на котором – я, я, я, больше половины коллажа – я на кровати с книгой, я с гипсовой лошадью, я в корсете у зеркала – наша недавняя сумасшедшая фотосессия в двухэтажном особняке Маноса. Потом я еще узнаю, что Александра тоже выставляет фотографию со мной; и как-то так выходит, что на этой выставке я больше модель, чем фотограф – два против одного, после третьего бокала вина это становится особенно забавным.
***
Первый час открытия; вожу все прибывающих гостей – почему-то все из них мужчины – на небольшую экскурсию по нашей галерее, приходят все новые и новые гости, я повторяю все тот же маршрут, и все предыдущие повторяют его за мной и новоприбывшим очередным, выстроившись в цепочку. Внимание, – нарочито громко говорит Роб после того, как я в пятый раз прохожу мимо, – Лана и ее бесконечный паровозик!
А потом в один прекрасный момент я возвращаюсь к своей стене, и обнаруживаю, что мои визитки закончились – в первый же час после открытия, – и интересующимся приходится фотографировать на телефоны табличку с моими контактами. Еще через какое-то время обнаруживаю наскальную живопись карандашом прямо на стене под фотографиями – Fantastic! Good luck! Кажется, открытие удалось…
***
Давно за полночь, дождь льет как из ведра – замечательная летняя лондонская ночь, – я в легких сандалиях и вечернем платье, с чьим-то пиджаком, накинутым на мои голые плечи – Вера держит над нами большой черный зонт, в нас черт знает сколько бокалов вина, и ночные огни на мокрой мостовой дрожат и расплываются, вытанцовывая румбу. Мы отстали от всех; сумасшедший Фрэнки где-то далеко впереди, показывает дорогу; я придерживаю промокший подол платья, словно русалочий хвост, холодная дождевая вода хлюпает в сандалиях – кажется, мы бредем целую вечность, а вокруг Лондон – бесконечный, прекрасный и переливающийся от дождя.
***
Этот сумасшедший, чудесный, тяжелый год пролетел так быстро – съемки и лекции, вечера в даркруме, стилисты и модели, пятничные посиделки в пабе и вылазки в кино и музеи, прогулки в парках, поездки за город, разговоры-разговоры-разговоры – мои прекрасные талантливые ребята, наши чудесные преподаватели - сколько друзей у меня теперь в Лондоне – и по всему миру. Вчерашним вечером, приехав в университет уже под закрытие, я бродила по пустой галерее со всеми нашими работами – листала альбомы, слушала музыкальное сопровождение, разгадывала иероглифы Маргарет, которыми она разбавила фотографии со своим японским приятелем, смотрела потрясающее видео Маттии, поставленное на повтор… очень хотелось плакать, но я держалась молодцом. Это было такое замечательное время, что даже если бы вот так, на этом все и закончилось – все равно оно бы того стоило. Но просто так ничего не закончится – я это точно знаю; Дэвид был прав насчет меня.
А выставку еще можно будет застать всю следующую неделю.
Audrey bw dream

lads&lassies

Очередные пленочные кадры из Девоншира с ребятами из моей группы:



Это ирландец Марк. После того, как на праздновании моего дня рождения он признался, что его дядюшка частенько выпивает с самим Шейном МакГованом, стараюсь держаться к нему поближе...

Collapse )

Yashica 124G
Kodak portra 160
Audrey bw dream

top 5

Тоби и Алекса некоторые из моих читателей уже оценили, но вообще на моем курсе столько замечательных мужчин пропадает, что только и успевай показывать...
Вот, например, Манос:



Collapse )

Canon30+50/1.4
Kodax 400TX
Audrey bw dream

Детский стишок

Эрнста Яндля, в переводе Анны Глазовой

мама скажет:
вырежем звёзды

ночь настанет
ножик достанет

вырежет звёзды
звезда пропадёт

больно мне больно
за пальчик возьмёт

мама скажет:
вырежем звёзды

вырежет звёзды
режет и режет

свет погасили
и разбудили

пальцы рук ног
и за носик возьмёт

мама скажет:
вырежем звёзды

мама прошу я
не надо страдать

только смеётся
с ножиком мать

глупую голову
жарить и жрать

Оригинал и другие варианты переводов: http://spintongues.msk.ru/jandl-nursery.html
Audrey bw dream

week

Неделя прошла так быстро; Елена уже в Словении и пишет смски с многочисленными "скучаю" и глупыми и трогательными сердечками; я всерьез простыла и посещение госпиталя St.Thomas, кажется, уже становится лондонской традицией.



Это прогулка по центру города несколько дней назад; ребята смешные и счастливые, они хохочут, смущаются, дурачатся, они позируют и заслоняются от камеры; мы болтаем, шутим, веселимся и я невообразимо рада за них.

А вокруг Трафальгарская площадь и много, много, много солнца...

Collapse )
Audrey bw dream

колыбельные

Когда я была совсем маленькой, мама пела мне перед сном колыбельные. Колыбельных было две, и состояли они всего из четырех строчек каждая...

Из бумаги петушка
Мама смастерила,
Разукрасила бока,
Гребень прикрепила.

и вторая -
Баю-бай, баю-бай,
Ты, собачка, не лай!
Белолапа, не скули,
Мою детку не буди!

Так как я была очень маленькой, то даже не помню толком, как мама пела мне эти коротенькие колыбельные, как укачивала меня... в память врезался только визуальный ряд - картинки, которые рождались в моей голове, когда я слышала мамины песни.
Большой петух из голубоватых клетчатых листов бумаги, машущий крыльями, и где-то за ним - маленькая фигурка мамы - моей мамы, красивой, стройной, с ниспадающими на плечи черными кудрями, и - в средней длины клетчатом платье-халате с фартуком. Моя мама очень редко надевала фартук, но именно таким был мой детский образ "мамы" вообще.
Вторая картинка представлялась мне рисунком желто-оранжевых тонов, изображавшим, как я сейчас думаю, какой-нибудь московский сквер - что-то подобное я наверняка видела в советских фильмах или на старых рисунках. Солнечный парк, огромные деревья, на лавочке сидит молодая мама с коляской, укачивая малыша, а у ее ног припала на передние лапки, виляя хвостом, небольшая лохматая собачонка... Вот и все, что осталось в моей памяти от маминых колыбельных.

Потом укладывать меня спать стал папа - началась череда увлекательных охотничьих баек, перемежающихся с воспоминаниями о детстве в детдоме, которые он рассказывал мне перед сном. Через некоторое время я уже знала все его рассказы наизусть, от чего они ничуть не потеряли своей привлекательности. Каждый вечер я с нетерпением ждала момента, когда папа начнет убаюкивать меня своими такими привычными и такими уютными рассказами...

Иногда меня укладывал спать старший брат. Он всегда рассказывал мне на ночь одну и ту же сказку - про Катигорошка. Правда, каждый раз эта сказка модифицировалась и видоизменялась, с Катигорошком всегда приключалось что-нибудь новое - чего он только не пережил! Сейчас, вспоминая эту нескончаемую сказку, я поражаюсь фантазии своего брата, понимая, что он импровизировал, ничего не продумывая заранее.
Помню еще, что как-то я заинтересовалась, что написано на обложке "Мурзилки" мелким шрифтом в четыре строки, аккурат под названием журнала. Читать я тогда умела плохо, да и шрифт был больно мелкий, поэтому пришлось прибегнуть к помощи брата. Дюша ответил, что там написана коротенькая сказка, иллюстрация к которой - рисунок на обложке. С тех пор он каждый раз после прихода нового номера "Мурзилки" зачитывал мне эти коротенькие сказки, пока я не выросла, не научилась сама хорошо читать и не узнала с разочарованием о том, что под названием журнала мелким шрифтом пишется какой-то малоинтересный официоз...