La (laute) wrote,
La
laute

Category:

Цветаева и собаки.

«Мы идем домой, Сережа отгоняя, я подманивая… собак. Их здесь очень много: 5 живут на наших террасах, Сережа швыряет в них камнями, я – хлебом.»
Из письма Марины Цветаевой Е.Я. и В.Я. Эфрон,
28-го апреля 1913 г., Коктебель.


На волошинской территории бегало много собак. Но только двум разрешался вход на террасу... Гайдан находился под покровительством Марины Цветаевой. Тобик, более сильный пес, быстро выжил бы соперника с террасы, если б Марина не защищала своего подопечного. Впрочем, Марина обожала всех собак и всех кошек.

Л. Фейнберг,
«В Коктебеле у Максимилиана Волошина».




Коктебель, 1913 г. Марина Цветаева (на козлах, в шляпе) с собакой.

«Полдневных походов было много, больше чем полуночных. Полночные были приходы — после дня работы и, чаще уединенных, восхождений на Карадаг или другую гору — полночные приходы к друзьям, рассеянным по всему саду. Я жила в самой глубине. Но тут не миновать коктебельских собак. Их было много, когда я приехала, когда я пожила, то есть обжилась, их стало — слишком много. Их стало — стаи. Из именных помню Лапко, Одноглаза и Шоколада. Лапко — орфография двойная: Лапко от лапы и Лобко от лоб, оправдывал только последнюю, от лба, ибо шел на тебя лбом, а лапы не давал. Сплошное: иду на вы. Это был крымский овчар, что то же, огромный волк, порода, которую только в издевку можно приставлять к сторожбе овец. Но, слава Богу, овец никаких не было. Был огромный красавец-волк, ничего и никого не стороживший и наводивший страх не на овец, а на людей. Не на меня. Я сразу, при первом его надвижении лбом, взяла его обеими руками за содрогающиеся от рычания челюсти и поцеловала в тот самый лоб, с чувством, что целую, по крайней мере, Этну. К самому концу лета я уже целовала его без рук и в ответ получала лапу. Но каждый следующий приезд — та же гремящая морда под губами, — Лапко меня за зиму забывал наглухо, и приходилось всю науку дружбы вбивать — вцеловывать ему сызнова. Таков был Лапко. Вторым, куда менее казистым, был Одноглаз, существо совершенно розовое от парши и без никаких душевных свойств, кроме страха, который есть свойство физическое. Третий был сын Одноглаза (оказавшегося Одноглазкой) — Шоколад, в детстве дивный щенок, позже — дикий урод. Остальных никак не звали, потому что они появлялись только ночью и исчезали с зарей. Таких были — сонмы. Но — именные и безымянные — все они жили непосредственно у моего дома, даже непосредственно у порога. И вот однажды утром, на большой террасе, за стаканом светлого чая с бубликом и даже без бублика (в Коктебеле ели плохо, быстро и мало, так же, как спали), Макс мне: «Марина! Ты знаешь, что я к тебе вечером шел» (вечером на коктебельском языке означало от полуночи до трех). — «Как — шел?» — «Да, шел и не дошел. Ты расплодила такое невероятное количество... псов, что я всю дорогу шел по живому, то есть по каким-то мертвым телам, которые очень гнусно и грозно рычали. Когда же я наконец протолкался через эту гущу и захотел ступить к тебе на крыльцо, эта гуща встала и разом, очень тихо, оскалила зубы. Ты понимаешь, что после этого...»

Никогда не забуду, как я в полной черноте ночи, со всего размаху кинувшись на раскинутое плетеное кресло, оказалась лежащей не на раскидном кресле, а на огромной собаке, которой тут же была сброшена — и с нее и с шезлонга.
<>
Чтобы кончить о собаках. Два года спустя — я ту зиму жила в Феодосии — редкий праздник явления Макса, во всем тирольском рубчатом — как мельник, или сын мельника, или Кот в сапогах.

— Марина! А я к тебе гостей привел. Угадай! Скорей, скорей! Они очень волнуются.

Выбегаю. За спиной Макса — от крыльца до калитки, в три сторожевых поста, в порядке старшинства и красоты: Лапко — Одноглаз — Шоколад.

— Марина! Ты очень рада? Ты ведь по ним соскучилась?
Нужно знать всю непонятность для Макса такого моего скучанья и степень уродства Шоколада и Одноглаза, с которыми ему пришлось идти через весь город, чтобы по достоинству оценить этот приход и привод.

В революцию, в голод, всех моих собак пришлось отравить, чтобы не съели болгары или татары, евшие похуже. Лапко участи избежал, ибо ушел в горы — сам умирать. Это я знаю из последнего в Москве письма Макса, того, с которым ходила в Кремль, по вызову Луначарского, доложить о голодающих писателях Крыма.»
Марина Цветаева, «Живое о живом».

«...Потом мы разъехались, мы поселились в Кламаре. Я завела собаку – волка. Марина Ивановна приходила к нам из Медона. Иногда «по делу», то есть давала мне и сестре работу. <>
Как сейчас, вижу стол и швейную машинку, в окнах зелень и сирень. М.И. на коленях перед собакой. Прятала глаза в шерсти – я даже немного боялась. «Ты мое божество!» - и кормила собаку принесенными обрезками мяса (большой пакет).»
Из воспоминаний Натальи Резниковой.

«…Оставила в Савойе – в квартире запрещено – безумнолюбимую собаку, которую в память Чехии я окрестила: Подсэм (поди сюда?). Это был chien-berger — quatre-yeux (четырехглазая пастушеская собака – фр.), черная, с вторыми желтыми глазами над глазами-бровями. Никого за последние годы так не любила.»
Из письма М. Цветаевой к А.А. Тесковой, 17 октября 1930 г.














Марина Цветаева и Мур с собакой, 1928 г.
Скорее всего, это и есть тот самый Подсэм.

Марина Цветаева и Мур с собаками, Савойя, лето 1930 г.
Tags: dogs, photo art people, МЦ, биография, цитата
Subscribe

  • London

    Ну что ж, второй микрочип поставлен — все в том же прекрасном месте в самом сердце Лондона: Приятно ждать своей очереди на свежем воздухе в тени,…

  • Cornwall

    На прошлой неделе насладились наконец долгожданным отпуском — кемпинг в палатке с собаченькой (давно мечтала попробовать!), в прекрасном месте в…

  • Dogs, Flowers and Sunrises

    Забавное из актерских будней — бритиши такие бритиши! Вот такие детали о предстоящей съемке пришли мне в преддверии матча, решающего, выйдет ли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • London

    Ну что ж, второй микрочип поставлен — все в том же прекрасном месте в самом сердце Лондона: Приятно ждать своей очереди на свежем воздухе в тени,…

  • Cornwall

    На прошлой неделе насладились наконец долгожданным отпуском — кемпинг в палатке с собаченькой (давно мечтала попробовать!), в прекрасном месте в…

  • Dogs, Flowers and Sunrises

    Забавное из актерских будней — бритиши такие бритиши! Вот такие детали о предстоящей съемке пришли мне в преддверии матча, решающего, выйдет ли…