May 13th, 2005

Audrey bw dream

Воспоминания детства. Пианино.

День светлый, удивительно солнечный, тепло, но не жарко - скорее свежо. На улице весна. Иду за руку с папой, мама - рядом. Я мала, очень мала, не помню даже, до Джека это было или во время, скорее всего, до - то есть, мне еще нет четырех лет.
День замечательный, настроение отличное, улыбка сама появляется на лице и где-то внутри зреет приятный, щекочущий восторг, распирающий грудь. Причины его я сама еще не понимаю, но чувствую, что с мамой и папой происходит то же самое, как и с большинством людей на улице. Поэтому я решаюсь именно сейчас высказать просьбу, которую так долго таила, опасаясь неудачи. Эта просьба скорее сродни мечте - заветной и, увы, несбыточной, однако надежды я не теряю.
- Мама, давай купим пианино!
Я замираю, не дыша, и щекочущее чувство в груди замирает вместе со мной - чтобы обратиться болью в случае неудачи или рассыпаться миллионами звенящих, воздушных шариков счастья, похожих на радужные мыльные пузыри.
Недолгое молчание, потом - задумчивый мамин голос:
- …Ты хочешь играть на пианино?
Звенящие шарики подрагивают в нетерпении, готовые в один миг взорваться восторженным салютом.
- Да, да, очень хочу! Мама, купите?
- Ну, не знаю… Куда же мы его поставим?
У меня захватывает дух, еще миг - и звенящие шарики разорвут мою грудь - в мамином голосе я не слышу несогласия.
- На балкон! - задыхаясь от подступившего к самому горлу счастья, говорю я первое, что пришло в голову, - В мою комнату, стенку уберем, и стол тоже…
- Нет, - мягко прерывает меня мама, но я чувствую, что это решение не оспаривается, просто она не хочет в такой хороший день обижать меня резким отказом.
Все обрывается внутри, словно невидимый кукловод перерезал все ниточки - я всего лишь кукла, деревянная игрушка с безвольно повисшими ручками и ножками.
- Мама, но ведь ты почти согласилась! - в этом страдальческом восклицании уже нет просьбы - все бесполезно, я это понимаю; есть только обида. Как же так, зачем же тогда мама спрашивала, куда мы поставим пианино, зачем давала мне надежду?
В тот миг перед моими глазами короткой вспышкой возникла нелепая картина - пианино, стоящее на балконе; я увидела его в неясной дымке, через балконные окна, за тюлевыми занавесками… Эта нелепая картинка остро врезалась в мою память, и я до сих пор, вспоминая этот случай, воочию вижу пианино на балконе за прозрачными занавесками - недосягаемое, призрачное, как видение, готовое вот-вот исчезнуть, раствориться в туманной дымке.